ГлавнаяНовостиЛицаФото/ВидеоГазетаКонтакты

20 сентября 2021

Андрей Кузнецов: У справедливости – уральский характер

На нынешних выборах список кандидатов от СР впервые возглавил председатель свердловского отделения партии Андрей Кузнецов.

В прошлом – известный уральский журналист, а ныне – руководитель сети Центров защиты прав граждан.

Помимо активной общественной деятельности Кузнецов более четырех лет возглавляет группу законопроектной работы фракции СР в Государственной Думе.

Бескомпромиссные предвыборные выступления, убедительность, с которой Андрей Кузнецов расправляется с политическими оппонентами в ходе дебатов на радио и телевидении, всколыхнули неподдельный интерес к личности набирающего популярность нового уральского политика.

О пути в законодательную власть, уральском характере и главных целях избирательной кампании – в откровенном интервью.

– Андрей Анатольевич, есть такое расхожее мнение, что все главные черты характера и личности закладываются в человеке в первые пять лет жизни. Вы помните свое детство? Поделитесь самыми яркими воспоминаниями...

– Я родился в поселке Ис в 25 километрах к северу от Нижней Туры. Мы жили в доме офицерских семей на самом краю поселка. Прямо за домом начиналась огромная уральская тайга на многие-многие километры. Именно этот огромный таежный лес, невероятный по чистоте воздух, запах свежей хвои – самые яркие и любимые воспоминания детства.

Ощущение крепости, какого-то мощного места силы. Я уверен, в характере и душе каждого, кто родился на Урале, есть дыхание вот этого величия уральской тайги. И теперь без нашей уральской тайги долго не могу. Тянет.

Хотя, конечно, основы характера закладывает семья. Мне в этом смысле повезло – я родился в семье потомственных военных. Мой дед Иван Михайлович воевал, дошел до Берлина и потом служил. Отец – кадровый военный, служил в войсках ПВО. И у отца, и у мамы родственники были в основном служивые: военные врачи, офицеры, летчики, офицеры ПВО. Поэтому тема служения, долга и ответственности за общее дело в нашей семье, можно сказать, пронизывала все.

Нет слова "не хочу", есть слово "надо" – нехитрая формула применялась практически ко всему: будь то учеба, обязанности по дому или отношение к просьбам сестер, братьев. Может, поэтому у меня не было проблем с учебой – я не мог подвести родителей... И школу окончил с медалью. Очень благодарен родителям. Они дали мне верный компас, которым я пользуюсь до сих пор.

– Сейчас часто видитесь с родителями?

– К сожалению, мама умерла от онкологии рано, в 43 года, когда я еще был студентом. Сейчас, оглядываясь назад, если бы это было возможно, я очень хотел бы вернуться в прошлое, чтобы уделить ей больше времени и внимания. Но, увы, это невозможно. Нынешним студентам хочу передать: ребята, цените время, проведенное с родителями, его не вернуть. С отцом у нас до сих пор неразрывная связь. И сегодня его советы и оценка моих решений для меня очень важны.

– А профессию журналиста как выбрали?

– Я готовился к военной карьере. Но все неожиданно изменилось. Отца по службе перевели в Пермь, когда я уже учился в 9-м классе. Через год, примерно за два месяца до школьных выпускных экзаменов меня на перемене остановила завуч. Взяла за руку и заставила внимательно выслушать. Она была так настойчива, что я слегка даже опешил. До сих пор помню, смотрит мне в глаза и говорит: "Кузнецов! Запомни, тебе надо поступать на журналистику в УрГУ, в Свердловске! Там будут нужны публикации в газете, творческий конкурс. Я тебе дам рекомендацию, завтра же езжай в газету, время есть, опубликуешься и поедешь поступать. Не вздумай отказываться!"

Вот так, на школьной перемене, круто изменилась моя биография. Я отправился в газету, начал писать и публиковать заметки, а потом уехал поступать в УрГУ.

– Не пожалели, что не стали военным?

– Нет. В журналистике я действительно нашел свое призвание. И не только в профессии. На журфаке я познакомился со своей будущей женой, с которой мы живем уже 28 лет, а в этом году отправляем на учебу наших сына и двух дочерей, которым осенью исполняется по 18 лет.

– Журналистика, по-вашему, благородное дело?

– Все зависит от человека. Какие у тебя принципы, такая и журналистика. В университете нас учили искать и говорить правду. И это было высшей ценностью в работе. Через два года после окончания факультета журналистики у меня уже было три добровольные командировки в пылающую войной Чечню. В моем понимании настоящая журналистика – это тоже служение. Одно хорошее честное журналистское расследование способно разворачивать общественное мнение целого города, региона и даже страны. Настоящий журналист – всегда защитник прав граждан. Всегда поборник закона. И настоящая журналистика – это острый нож, которым отделяют ложь от правды в борьбе за интересы человека и гражданина. Этот принцип остается и сейчас, когда люди приходят к нам за помощью в Центры защиты прав граждан.

– Насколько чеченские командировки изменили ваше отношение к власти? Вам удалось отделить правду от лжи?

– Мне довелось увидеть и осознать кровавую катастрофу, которая возникла, когда власть и народ перестали слышать и доверять друг другу. До сих пор, когда вижу протестные уличные шествия или нервные митинги, вспоминаю толпы народа у дудаевского дворца, разрушенный Грозный, кровь и трупы. Грань, после которой из уличных криков вырастает гражданская бойня, – очень хрупкая грань. И те, кто раскачивает ситуацию, как правило, остаются в стороне, а расплачиваются за это мирные жители да мальчишки-срочники, как это было в той же Чечне.

Мое личное потрясение от чеченских событий было настолько сильным, что я принял решение профессионально заняться вопросами изучения и формирования взаимоотношений власти и общества. Уже в 1998 году мы вместе с коллегами создали Уральский институт прикладной политики и экономики – первую частную экспертно-консалтинговую кампанию, которая профессионально занималась не только изучением общественного мнения, но и разрешением общественных социально-экономических конфликтов на промышленных предприятиях, а также внутри муниципалитетов. С этого времени мы стали профессионально и системно изучать вопросы формирования и деятельности органов власти всех уровней.

– В 1999 году вы участвовали в создании и дальнейшей работе нашумевшего Движения "МАЙ", прославившегося как раз "нервными митингами" и принудительными диалогами с мэрами городов. И даже 53-дневным палаточным городком протеста возле здания Правительства Свердловской области. Сколько лет вам тогда было?

– Мне тогда было 27 лет, и я, несмотря на возраст, был одним из лидеров Движения, входил в Бюро Совета и возглавлял отдел по идеологии. Впрочем, среди членов Бюро тогда самому старшему было всего 33 года. Это было время, когда в результате грабительской ваучерной приватизации уральские промышленные предприятия захватывались спекулянтами и жуликами всех мастей. Они откачивали прибыль, высасывали из предприятий все деньги, обрекая тысячи работяг по всей области на многомесячные задержки зарплат. Налоги тоже не платили. Экономика Урала стремительно валилась на бок. Очень быстро кризис неплатежей перешел в бюджетную сферу – начались многомесячные задержки пенсий пенсионерам и зарплат учителям, врачам и другим бюджетникам.

Заставить власть выйти из спячки и действовать, обеспечить выплату долгов стало главной целью нашего общественного движения. В очень короткие сроки, всего за четыре месяца число членов Движения превысило 60 тысяч человек. Лидер "МАЯ" Александр Бурков тогда вышел во второй тур губернаторских выборов и проиграл их. Но мы добились погашения долгов бюджетникам, а еще через полгода Движение "МАЙ" провело в областную Думу своих депутатов и создало свою фракцию. И это было доказательством нашей правоты, народ нас поддержал.

– Сегодня, спустя годы, как вы оцениваете то, что было сделано Движением "МАЙ"? Протестные меры, которые применялись тогда, были оправданны? Насколько полезен этот опыт сегодня, спустя 20 лет?

– Людям вернули их зарплаты. Это, конечно, важный результат. Это был серьезный опыт коллективной защиты прав граждан в отношениях с властью. Власть тогда тоже начала меняться под нашим давлением.

Но тогда это была другая страна и другое законодательство. Сегодня то, что мы делали тогда, было бы признано противозаконным. Этот опыт сегодня не может быть применен.

Но спустя 20 лет мы стали профессиональнее и сильнее с точки зрения знания законов и правовой защиты. И если бы сегодня повторилась такая ситуация с долгами по зарплате, мы бы просто составили коллективный иск и через суд заставили все выплатить с большими штрафами.

Сегодня с помощью профессиональной судебной защиты можно сделать больше пользы, чем если вывести людей на улицы.

Кстати, проект "Справедливое ЖКХ" и Центры защиты прав граждан развивались именно так: мы создаем через суд положительный пример решения проблемы, и все, кто сталкивается с похожим нарушением прав, уже могут пользоваться шаблоном.

Например, когда в доме по улице Посадской в Екатеринбурге мы через суд заставили управляющую компанию вернуть жильцам 2 млн рублей по перерасчету за отопление, впоследствии сотни домов по всему городу получили возврат средств по перерасчету за отопление от своих управляющих компаний уже без суда. И ежегодно такие перерасчеты ведутся уже в автоматическом режиме – по 200–300 млн рублей возвращаются жильцам.

По этой технологии наши Центры защиты прав граждан по всей стране за 6 лет существования вернули людям более 60 млрд рублей.

Без митингов и шествий. Только за счет профессиональной правозащитной работы.

– Вы руководите всероссийской сетью Центров защиты прав граждан, состоящей из 83 Центров. Вас называют автором этого проекта, ставшего основой работы с гражданами на местах партии "СПРАВЕДЛИВАЯ РОССИЯ". Расскажите, как создавался этот проект?

– Народ у нас не знает своих прав и не умеет их защищать. Никакие изменения во власти не принесут результата, если люди не будут сами пользоваться своими правами. И это главное в идее Центров защиты прав граждан. В основу этого проекта был положен опыт просветительской программы "Справедливое ЖКХ", созданной нами в Екатеринбурге совместно с Александром Бурковым, Геннадием Ушаковым, Дмитрием Иониным и Александром Караваевым.

В 2014 году мы вместе с Бурковым предложили председателю нашей партии Сергею Михайловичу Миронову концепцию Центров, в которых на постоянной основе проводилась бы просветительская работа по защите прав граждан не только в сфере ЖКХ, но и по всем остальным проблемам, с которыми сталкиваются граждане.

Суть работы простая – прием обращений, выбор наиболее массовых, доведение при необходимости судебного дела до завершения, создание положительных прецедентов с последующим обучением граждан на семинарах.

Предложили также выпускать газету, в которой рассказывать людям о том, как можно защищать свои права в самых типовых случаях их нарушения. Миронов поддержал эту идею. В течение двух лет мы смогли развернуть сеть Центров уже в 73 регионах страны.

– Кроме сети Центров защиты вы возглавляете региональное отделение СР в Свердловской области и руководите законодательной группой в аппарате фракции партии в Госдуме. Как вам удается совмещать все это и успевать, раскройте секрет?

– Нет никакого секрета. Я живу в Екатеринбурге, здесь живет вся моя семья. Здесь же, в Екатеринбурге, мы создали многофункциональный Центр защиты прав граждан "СПРАВЕДЛИВАЯ РОССИЯ", отсюда мы взаимодействуем с федеральным Центром. То есть вся сеть большей частью управляется отсюда, из Екатеринбурга. Мы освоили технологии видеоприема граждан, удаленного обмена информацией и видеоконференций, на которых проходит большинство наших планерок, совещаний и контрольных мероприятий.

В Москве работает юридическая служба, методический отдел и редакция просветительских проектов, там же изготавливается наша газета и просветительские брошюры. Что касается работы в Государственной Думе, то можно сказать, что последние четыре года я работаю в режиме депутата Государственной Думы, когда в течение месяца рабочий график четко поделен на региональные и пленарные недели. В мои обязанности входит разработка предложений по законодательным инициативам партии, исходя из той информации о проблемах граждан, которую дают Центры, а также с учетом информации, публикуемой в федеральных и региональных СМИ. Именно от работы нашей группы планирования зависит, когда и какой законопроект партия будет вносить на рассмотрение Госдумы.

– В 2012–2013 годах вы работали первым заместителем руководителя администрации губернатора Свердловской области. Расскажите подробнее об этом.

– Здесь есть предыстория. Как я уже говорил, созданный нами Институт прикладной политики и экономики, исполнительным директором которого я являлся, более 10 лет занимался экспертным сопровождением вопросов разрешения социальных конфликтов, проблем формирования и работы органов местной власти. Мы активно работали и с командой губернатора Росселя, и с депутатами Госдумы. К примеру, вместе с депутатом Госдумы Георгием Леонтьевым продвигали законопроект о введении минимальных государственных социальных стандартов. Благодаря этому закону страна должна была решить проблему несправедливого распределения средств между регионами и Москвой. После разгона Уральской Республики проблема увода основных налоговых поступлений в Москву только обострилась: было очевидно, что нужно изменять законодательство, чтобы избежать социального конфликта по теме социального неравноправия жителей разных регионов страны. Тогда удалось принять законопроект в первом чтении.

Однако с приходом в Госдуму партии "Единая Россия" этот законопроект был навсегда удален из повестки парламента.

Немало работы было и внутри области. Назову лишь некоторые большие проекты, которые мы реализовали за это время. Вывод из забастовочной и предзабастовочной ситуации таких промышленных предприятий, как АО "Южуралникель", АО "Севуралбокситруда" (СУБР), возвращение завода ВИЗ-Сталь в собственность российских акционеров, разработка маркетинговой концепции строительства микрорайона Академический в Екатеринбурге, участие в разработке Стратегического плана развития Екатеринбурга и ряд других.

Одним из регулярных проектов нашей компании, начиная с 2001 года, была подготовка аналитических материалов и рекомендаций по вопросам социально-экономического развития и формирования общественных связей для администрации губернатора Свердловской области.

Весной 2012 года после изучения очередной нашей аналитики губернатор пригласил меня на разговор и предложил включиться в работу Администрации. Чтобы на практике применить рекомендации нашего Института в вопросах выстраивания общественных связей и социально-экономической стратегии.

Для меня это был интересный шанс самому применить на практике те наработки, которые у нас были. Одним из таких проектов стало создание плана социально-экономического развития и восстановления промышленной агломерации городов севера Свердловской области – Североуральска, Краснотурьинска, Карпинска и Волчанска.

Впервые нам удалось провести большое обсуждение такого плана на расширенном выездном заседании Правительства в городе Североуральске. Кроме того, в сферу моих полномочий вошло планирование публичной деятельности губернатора и формирование выборных органов представительной и исполнительной власти всех уровней в целом по Свердловской области.

– Вы занимали очень высокое положение в структуре областной власти. Даже входили в Президиум Правительства области. Но добровольно покинули свой пост. Почему?

– Работа органов региональной власти напрямую зависит от того, какие решения принимает Правительство страны. Сегодня регионы поставлены в положение попрошаек. Распределение доходов между регионами также далеко от справедливости. Регионы страны, и наш в том числе, имеют огромные долги. Я отвечал за блок внутренней региональной политики. Приезжая в районы и города области, я ставил задачи местной власти, контролировал исполнение поручений губернатора и в то же время понимал, что у местной власти нет ресурсов эти поручения исполнять.

Осознавал, что не разделяю эту политику, но и повлиять на ее изменение, находясь в структуре исполнительной власти, также не могу. Проблемы, которые ставил Эдуард Россель, оставались нерешенными.

Продолжать работу в таком положении, с моей стороны, было бы нечестно. И я ушел, потому что для меня важен не процесс, а результат.

Тогда пришло четкое понимание: чтобы изменить систему, нужно идти в законодательную деятельность.

Так совпало, что буквально через полгода я получил предложение от председателя партии "СПРАВЕДЛИВАЯ РОССИЯ" Сергея Миронова – именно по работе с законодательной повесткой фракции в Госдуме.

Кстати, в центральном руководстве нашей партии много уральцев, я бы даже сказал, что "СПРАВЕДЛИВАЯ РОССИЯ" имеет уральские корни, ведь именно на Урале рождались и развивались на всю страну наши проекты "Справедливое ЖКХ" и Центры защиты прав граждан. Поэтому неслучайно у нас говорят: у справедливости – уральский характер.

– Какие решения будут проводить уральские эсеры в первую очередь?

– Первым делом – закон о поэтапном увеличении минимальной заработной платы в регионе. В этом году приравняем его к МРОТ Москвы. Это чуть больше 20 тысяч рублей. Это позволит поднять заработные платы в области почти в два раза уже в этом году. В следующем – доведем до 31 тысячи рублей. Второе – установим законодательную обязанность Правительства взаимодействовать со всеми, в том числе и независимыми профсоюзами. Чиновникам будет вменено в обязанность следить за тем, как владельцы предприятий повышают зарплату. Третье – создадим комиссию по пресечению незаконных поборов в учреждениях образования и здравоохранения.

У нас большой план законодательной деятельности, целью которого является восстановление утраченных социальных гарантий и возможностей в регионе.

– Почему эти решения не принимает региональная власть?

– Не хотят портить отношения с крупными работодателями – металлургическими и торговыми олигархами. Им ведь придется отдать народу значительную часть своей прибыли. Но другого выхода нет. Делиться придется! И это обязательно даст другой положительный эффект – крупный бизнес получит право также предъявлять повышенные требования к качеству решений органов власти.

– Последний вопрос. Что вас радует и делает счастливым? Что мотивирует в жизни идти вперед?

– Я – человек результата, а не процесса. Счастье переполняет, когда не только что-то преодолеваешь, а именно видишь результат своей работы. Когда удается сделать действительно что-то важное и полезное для людей – например, когда семья въезжает в новую квартиру взамен ветхого жилья. Или когда удается добиться выделения положенной квоты на дорогостоящую операцию, и человеку реально спасают жизнь.

Радуюсь, когда получаю письма благодарности. Потому что тот, кто благодарит, сам уже становится носителем доброго духа. И сегодня, когда вокруг столько проблем и человеческой злобы, это очень важно.

Конечно, радуюсь успехам детей. Счастлив, когда в семье все здоровы и можно провести вместе выходные на природе. А если вдруг случается, что накапливается полоса каких-то невзгод, трудностей – я иду в лес. Дышу свежей хвоей, набираюсь спокойствия и сил. Как в детстве.

Факты биографии

Андрей Кузнецов – коренной уралец, родился 29 мая 1972 года на севере Свердловской области, в поселке Ис Нижнетуринского района в семье кадрового офицера ПВО.

Образование высшее: факультет журналистики Уральского государственного университета им. А.М. Горького.

С 1994 года, работая в различных СМИ, прошел путь от корреспондента отдела новостей "Областной газеты" до редактора газеты "Новая хроника". Автор и ведущий телевизионных общественно-политических программ телеканала "10 канал – губерния".

Работал в горячих точках во время вооруженного конфликта на территории Чеченской Республики в 1995–1996 годах. Награжден нагрудным знаком "За отличие в службе 2-й степени" ВВ МВД РФ.

В 1998 году создал и возглавил Уральский институт прикладной политики и экономики – первый в регионе консалтинговый институт по вопросам изучения общественного мнения и социально-экономических отношений.

В 2001 году основал агентство "Урал паблисити монитор" – крупнейшую репутационную базу данных о персонах и предприятиях Свердловской области.

В 2003 году участвовал в подготовке Стратегии развития города Екатеринбурга, создании маркетинговой концепции развития микрорайона Академический.

В 2012–2013 годах работал первым заместителем руководителя администрации губернатора Свердловской области.

С 2014 года – советник председателя партии "СПРАВЕДЛИВАЯ РОССИЯ" С.М. Миронова.

С 2019 года – заместитель руководителя аппарата фракции партии СР в Госдуме.

С 2021 года – руководитель аппарата фракции СР в Госдуме.

Партийная деятельность

С 2013 года – советник председателя партии С.М. Миронова по вопросам идеологии

С 2014 года возглавил идеологический сектор избирательного штаба партии "СПРАВЕДЛИВАЯ РОССИЯ".

С 2017 года – руководитель проекта сети Центров защиты прав граждан "СПРАВЕДЛИВАЯ РОССИЯ".

С 2018 года избран секретарем Президиума партии по идеологии.

С 2019 года избран председателем регионального отделения "СПРАВЕДЛИВОЙ РОССИИ" в Свердловской области.

В 2021 году избран секретарем Президиума партии по вопросам защиты прав граждан.

150 кандидатов, 585 000 газет, 11 000 000 "касаний" в интернете: свердловские эсеры подвели итоги выборов ВИДЕО
Избранные депутаты Законодательного собрания Свердловской области собрались на первое заседание
Андрей Кузнецов избран заместителем руководителя фракции "СПРАВЕДЛИВАЯ РОССИЯ – ЗА ПРАВДУ" в Госдуме
Уральских эсеров поддержали более 200 тысяч избирателей
Обращение Андрея Кузнецова, председателя Совета регионального отделения партии СПРАВЕДЛИВАЯ РОССИЯ – ЗА ПРАВДУ в Свердловской области